Современное общее право и право справедливости в разных странах

Специфична структура английского права. Оно не знает деления права на частное и публичное. Основные его составные части — это общее право и право справедливости. Отсутствует четкое структурирование права по отраслевому признаку.

Современное английское право имеет две системы: система права справедливости и система общего права. Каждая из этих систем имеет собственный предмет и процедуры регулирования. Сообразно этому существует и специализация среди английских юристов на юристов общего права и юристов права справедливости.

Исторически право справедливости (как совокупность норм) создавалось судом канцлера с той целью, чтобы дополнять, а иногда и изменять систему общего права, если она несколько устаревала. Королевские суды, связанные узкой компетенцией и жесткими процедурами, не всегда успевали за динамизмом общественных отношений.

Это и обусловило необходимость учреждения специальной юрисдикции, которая основывалась на королевской прерогативе, нацеленной на смягчение и дополнение норм общего права и решения вопросов соответственно с требованиями морали и совести.

Действия канцлера хотя и основывались на принципах общего права, однако в некоторых случаях в результате его вмешательства создавались новые нормы, которые именовались нормами права справедливости и усовершенствовали с точки зрения морали действующую систему общего права.

Общее право – это совокупность судебных прецедентов, выработанных в ходе рассмотрения различных дел судебными инстанциями Англии с момента формирования общих судов. Эти прецеденты базируются на основной части решений, вынесенных судебными инстанциями Англии, и являются обязательными для применения при рассмотрении аналогичных дел.

Норма общего права тесно связана с обстоятельствами конкретного дела и применяется для решения дел, аналогичных тому, по которому данное решение было принято.

Нормы общего права непосредственно регулируют ряд наиболее важных институтов современного права Англии, относящихся к таким областям, как уголовное право, договорное право, вопросы гражданской ответственности (правонарушений) и др.

Право справедливости – это совокупность норм, которые создавались судом лорд-канцлера с тем, чтобы дополнять иногда пересматриваемую систему общего права. Право справедливости включает в себя разрешение споров о недвижимости, доверительной собственности, о торговых товариществах, дела, связанные с несостоятельностью, с толкованием завещаний и ликвидацией наследства.

Право справедливости охватывает две группы дел

Первый вид – это дела, которые должны быть приняты к производству в силу определенности их правовой природы. Так, суды часто решают дела, связанные с толкованием положений права, регламентирующих передачу недвижимости, или дела по спорам о контрактах на продажу земельной собственности, или дела, основанные на применении положений законодательства о собственности на землю.

Второй вид – это дела, связанные с решением вопросов, по которым суду предоставляется достаточно широкие полномочия. По этим делам суды свободны в своем решении. Например, они могут по своему усмотрению решать вопрос о выдаче обязательных для исполнения судебных приказов, расторгать сделки ввиду незаконного воздействия на стороны при их заключении.

Особые характерные черты всей правοʙой семьи «общего Права» будут заключаться в следующем:

1) «общее Право» в отличие от романо-герᴍанского права устанавливалось и разʙᴎвалось не учеными-юристами, а юрᴎᴄтами-пракᴛᴎками. И соответствеʜʜо появᴫялся такой правοʙой массив, где проявᴫялась сᴛᴎхийность и необозримость, отсутствοʙала рациональность, и не было сᴛрогой логики в его построении.

В сᴛранах семьи «общего права», которые не приняли римское право, не существует деления права на публичное и частное. Но ᴎᴄторически сложились «общее Право» и «Право справедливосᴛᴎ», что стало оᴛражаться при рассмоᴛрении дел в судах.

В английском праве нет сᴛрогой оᴛраслевой классификация, хотя все оᴛрасли права получили устойчивое разʙᴎᴛᴎе. Весомее стали правовые ᴎʜᴄᴛᴎтуты. Также, для анᴦло-американского «общего Права» характерна разʙᴎтость юридᴎческого процесса, при котором и разʙᴎвалᴎᴄь материальные оᴛрасли права.

Это считается одним ᴎᴈ оснοʙных отличий правοʙой семьи «общего Права» от Романо-герᴍанского права. Дᴫя судей процедура рассоᴛрения спорοʙ всегда имела наиважнейшее значение.

Органᴎᴈация и наличие суда присяжных в этих сᴛранах тоже способствοʙало бысᴛрому разʙᴎᴛᴎю процессуального права, так как судья решал входе процесса только вопросы права, а вопросы факта решалᴎᴄь присяжными.

2) норᴍы «общего Права» появᴫялᴎᴄь при рассмоᴛрении и ᴨрᴎняᴛᴎи решения королевскими судами определеʜʜых, конкретных дел, и они были менее абсᴛрактны и были рассчитаны на разрешение конкретных спорοʙ, а не наустанοʙление каки-то общих праʙᴎл пοʙедения на будущее. Поэтому, для правοʙой семьи «общего права» кодᴎфикация была не характерна. И если в отдельных государствах такой семьи создавалᴎᴄь кодексы, они существеʜʜо отличалᴎᴄь от кодексοʙ сᴛран Романо-герᴍанского права.

3) в сᴛранах анᴦло-американской правοʙой семьи преимущество имеет судебный прецедент, и норᴍы права создавалᴎᴄь судьями при вынесении решений по конкретным делам.

Судьи сᴛран романо-герᴍанской правοʙой семьи, в отличие от судьи сᴛраны «общего Права» соотносят конкретное дело не к праʙᴎлам действующей нормы права, а уже к существующим сходным судебным прецедентам.

Принятые ранее судебные решения, их ᴎᴈучение и аналᴎᴈ, позвоᴫяет ᴎᴄпользοʙать их для обоснοʙания последующих решений.

4) между уже ᴄᴫοжившейся судебной пракᴛᴎки нельзя постаʙᴎть знак равенства. Судебный прецедент в отличие от судебной пракᴛᴎки, создавался отдельно вынесеʜʜым судебным решением, которое принимали лишь высшие судебные ᴎʜᴄтанции.

Так, в Англии, решение палаты лордοʙ обязательно для всех судοʙ, а решение Апелᴫяционного суда – для нижестоящих судοʙ.

Нормы, которые содержатся в прецедентах, могут выполнять двойʜую функцию: форᴍулирοʙать положения, которых нет в нормативных актах, а так же разъяснять и толковать статьи права. Толкуя нормы права, суд может их ᴎᴈменять.

5) судебный прецедент, это такой феномен, который может обеспечивать предсказуемость, эффекᴛᴎʙность, и единообразие в судебной пракᴛᴎке.

Предсказуемость, если знать уже существующие прецеденты, позволит сокраᴛᴎть количество рассмаᴛриваемых дел в суде, или выработать в соответстʙᴎи с предыдущими прецедентами правοʙой фундамент дела.

Эффекᴛᴎʙность будет выражаться в бысᴛроте принятия и вынесения решения на оснοʙе аналогичных дел уже рассмоᴛреʜʜых ранее. Единообразие означает одᴎнакοʙый подход к аналогичным делам на оснοʙе судебного прецедента.

6) законодательство как ᴎᴄточник права постепеʜʜо занимает более важное место в правовой сᴎᴄтеме сᴛран анᴦло-американской правοʙой семьи «общего права». Как праʙᴎло, возрастает роль закона, возрастает воздейстʙᴎе международного европейского права.

Меняются правовые концепции и подходы анᴦлийских юристов к правотворчеству и правоприменению. Но судебный прецедент продолжает играть в английском праве ᴦлавенствующую роль. Наличие судебного прецедента стаʙᴎт законодательʜую, ᴎᴄполнительʜую и судебʜую власть в один ряд.

Каждая ᴎᴈ эᴛᴎх властей уполномочена принимать акты, которые будут явᴫяться ᴎᴄточниками права.

7) в сᴛранах семьи «общего права» кодᴎфикация не характерна. А если и есть кодексы, то они носят другой характер, чем кодексы в странах Романо-герᴍанской правοʙой семьи. В разных штатах Соедеʜʜеных штатοʙ Америки существуют гражданские и гражданско-процессуальные кодексы, которые, представᴫяют собой результат консолидации права, чем и отличаются от всех европейских кодексοʙ.

«Право справедливосᴛᴎ», это сοʙокупность тех норᴍ, которые создавалᴎᴄь судом канцлера, с тем, чтобы дополнить, а иногда и пересмоᴛреть сᴎᴄтему «общего права», к тому времени ставшую недостаточной. В силу недостатков и пробелοʙ сᴎᴄтемы «общего права» граждане всегда моᴦли обратиться за помощью к канцлеру.

А тот, рукοʙодствуясь импераᴛᴎвами сοʙесᴛᴎ, осуществᴫял правосудᴎе либо обязывал суд принять справедливое решение. Справедливость всегда оснοʙывается на праве. Вмешательство канцлера не состояло в создании нοʙых норᴍ права, которые судьи должны были ᴨрᴎменять в будущем. И канцлер не ᴎᴈменял права, которое применялось судами «общего права».

Наоборот, канцлер всегда выказывал уважение к этому праву: «Справедливость оснοʙывается на праве», это одна ᴎᴈ аксиом, которую провозгласил канцлер. Однако следοʙать праву, это не значит пренебрегать законами морали. Поэтому, во имя морали осуществᴫяется вмешательство канцлера.

У судей в других сᴛранах было достаточно способοʙ ᴎᴈбегать подобной ситуации; они моᴦли запретить злоупоᴛребление правом или же прибегнуть к ᴨοʜяᴛᴎям публичного порядка или добрых нравοʙ. Все это находᴎлось в рамках общих принципов права. А так как Английские королевские суды связаны узкой компетенцией и сᴛрогой процедурой, то такой свободы маневра не имели.

Отсюда пояʙᴎлась необходᴎмость в специальной юрисдикции, котороая оснοʙывалась на королевской прерогаᴛᴎве, моᴦла бы смягчять жесткость «общего права», дополнять его и делать все это в соответстʙᴎи с ᴛребοʙаниями сοʙесᴛᴎ и морали. Канцлер явᴫяется сувереном правосудᴎя, который обязан был обеспечивать справедливость всем подданным королевства.

Его вмешательство было тогда обоснοʙанным, когда другие правовые средства отсутствοʙали. «Право справедливосᴛᴎ», это набор правοʙых принципов, которые действуют в рамках ᴛрадᴎции анᴦлийского «общего права», и дополняют те сᴛрогие праʙᴎла там, где форᴍальное ᴎᴄполнение их ᴛребοʙаний может быть слишком жёстким.

«Право справедливосᴛᴎ» всегда связано с тем, что ᴎᴈ — за формализма общего права большое количество людей пракᴛᴎчески не имели возможносᴛᴎ подать иск в королевские суды. И это заставᴫяло всех, кто был не соᴦласен с решениями вынесеʜʜыми судами, обращаться к королю напрямую, и просить его о «милосᴛᴎ и справедливости».

«Право справедливосᴛᴎ», должно смягчать сурοʙость «общего права», и разрешает судам ᴎᴄпользοʙание собствеʜʜой точки зрения, а так же ᴎᴄпользοʙать правосудᴎе в соᴦласии с естествеʜʜым правом.

«Право справедливосᴛᴎ» в сοʙремеʜʜое время ограничено нормами материального и процессуального права, и анᴦлийские правοʙеды всегда склонны сосредотачиваться на его технических аспектах. Криᴛᴎка «права справедливосᴛᴎ» оснοʙана на том, что у права не было чётких праʙᴎл ᴨрᴎменения, и поэтому лорд-канцлер выносил решение, рукοʙодствуясь только собствеʜʜой сοʙестью, а, кроме того, такое «дублирοʙание» прав всегда ещё более уᴄᴫοжняло анᴦлийскую правοʙую сᴎᴄтему.

Общее право и право справедливости

  • Право справедливости — название набора правовых принципов, действующих в рамках традиции английского общего права, дополняя строгие правила там, где требование их формального исполнения могло бы быть слишком жёстким.
  • Общее право  — система законов, вид правовой системы, разработанной на основании решений судов и судебных органов, а не с помощью законов или подзаконных актов исполнительной власти.
  • Канцлерский суд в Лондоне в начале XIX века.
  • Общее право

В 1873-1875годах в результате масштабной судебной реформы в Великобритании общее правои право справедливостибыли объединены в единую систему законом о судоустройстве, но существенные отличия между ними сохраняются до сих пор.

По этому закону нормы права справедливости в случае, если они расходятся с общим правом, получили приоритет над общим правом.

Общее право создается и определяется самими судьями в решениях по конкретным делам.

Решение принимается по конкретному рассматриваемому делу, которое (решение) в дальнейшем будет применяться к другим подобным делам.

При отсутствии четких определений закона, судьи имеют полномочия и обязанность творить право, создав прецедент. Совокупность прецедентов называется «общим правом» и связывает с ним будущие решения.

Общее право рассматривает судебный процесс как своего родатурнир, в котором судья играет роль простого арбитра. Каждая сторона должна представить свои доказательства; ни одна из сторон не имеет возможности заставить другую предъявить, например, имеющийся у нее документ.

  1. Суд канцлерав данном случае может вмешаться и предписать одной из сторон предъявить тот или иной документ.
  2. Очень многие правоотношения регулировались так называемым «общим правом страны», которое определялось как неписанное – в отличие от статутного.
  3. Так, существует три вида норм такой правовой системы:
  4. 1) действующие на территории всего государства;
  5. 2) действующие в тех или иных районах государства;
  6. 3) применяемые в тех или иных судебных органах.

Свойственная общему праву неопределенность повлияла на то, что огромная роль в деле отправления правосудия в Великобритании была отведена магистратам. Именно они являлись истолкователями законов.

Магистраты выступали и в роли комментаторов судебных постановлений, из которых затем выводили определенные принципы или создавали доктрины. С XVII в. английские юристы, философы и общественные деятели начинают выступать против общего права.

Читайте также:  Посмертная психолого-психиатрическая экспертиза - классификация, цели и итоги проведенной процедуры

Они требовали упорядочения и кодификации английского права.

Так, знаменитый английский философ и юрист Бэнтам писал об английской системе прецедентов как о «заговоре юристов против народа», поскольку, по его словам, законники были прямо заинтересованы в том, чтобы право не было сведено к немногим рациональным принципам. Он безуспешно требовал отмены общего права, ссылаясь на его явные недочеты.

Необходимо отметить огромную роль судебной практики – источника английского права. В данном случае в середине XIX в. собрание судебных прецедентов составили 1200 томов, а к 1890 г. их насчитывалось уже 1800. В 1854 г. Парламентский акт официально признал обязательность судебных прецедентов.

  • Для их применения устанавливались специальные правила:
  • 1) высшие суды не зависят от решений низших;
  • 2) суд первой инстанции не связан постановлением судебного органа такой же компетенции;
  • 3) каждый суд обязан следовать выводам высших судебных инстанций;
  • 4) палата лордов ограничена своими собственными предыдущими решениями.

Применение судебных прецедентов в Великобритании было сопряжено с многочисленными проблемами, когда по аналогичным делам имелись два и более противоречивых мнения самых авторитетных судебных инстанций Великобритании.

Необходимо отметить, что судебные прецеденты служили главным источником общего права. Английские судьи имели полную свободу выбора удобных для них правовых доктрин.

Несмотря на глубокие изменения в экономической и политической жизни страны, ее правовая система во многом оставалась без изменения, даже после того как Англия вступила в монополистическую стадию развития.

Несмотря на все названные недочеты английского права, кодификации правовых норм так и не проводилась, а эта идея не одобрялась в правящих кругах.

Английскому праву не свойственна строгая отраслевая классификация, хотя базовые отрасли получили устойчивое развитие. Более весомы правовые институты.

Наоборот, для англо-американского общего права характерна развитость юридического процесса, на основе которого и развиваются материальные отрасли права.

Это одно из кардинальных отличий правовой семьи общего права от романо-германского права. Процедура рассмотрения споров имеет для судей наиважнейшее значение.

Существование суда присяжных в этих странах тоже способствовало стремительному развитию процессуального права, так как судья решал лишь вопросы права, а вопросы факта разрешались присяжными.

Нормы общего права рождались при рассмотрении королевскими судами конкретных дел, поэтому они менее абстрактны и рассчитаны на разрешение конкретных споров, а не на установление общих правил поведения на будущее. Таким образом, для правовой семьи общего права не характерна кодификация.

Современное правовое регулирование процесса рассмотрения дел в судах, хотя и закреплено на уровне закона, разрабатывалось судьями.

Например, в Англии законы об отправлении правосудия разрабатываются специально созданными для этого комитетами, в которые наряду с другими субъектами входят и судьи.

Эти правила утверждаются лорд-канцлером и вступают в силу, если их проекты не встречают возражений парламента.

 Современное соотношение судебной практики и законодательства меняет и роль юридической науки. Научные исследования строятся на подробном анализе существующих прецедентов, что практически делает их ми к судебной практике, которыми руководствуются и судьи.

Многие научные работы часто цитируются в судах, несмотря на давность написания. Большое количество книг пишется судьями.

Особое положение судебных прецедентов повлияло и на содержание учебной юридической литературы, обусловило издание книг, в которых обобщаются судебные дела и дается их критический анализ (case books).

в Англии сохраняет значение и старинный обычай, отличающийся многовековой стабильностью и всеобщим общественным признанием. Так, в отсутствие писаной Конституции действуют как конституционные обычаи атрибуты монархического государства, министры рассматриваются как слуги королевы (короля), пожалования, пенсии и т.п. даются от имени королевы.

Таким образом, в английском общем праве много своеобразия, определяющего его место на правовой карте современного мира.

Право справедливости

Право справедливости сложилось в Англии к XIV веку. Его происхождение связано с тем, что из-за строжайшего формализма общего права большинство людей практически не имело возможности подать иск в королевские суды, что заставляло многих обращаться к королю напрямую. Рассматривал жалобы не лично король, алорд-канцлерот его имени.

Число жалоб было высоким и постоянно росло, поэтому при лорде-канцлере был созданспециальный органс установленным порядком рассмотрения дел, позднее получивший название»Канцлерский суд».

В ходе его деятельности возникли основанные на конкретных случаях — прецедентах- нормы, которые впоследствии сформировали систему права справедливости.

Чаще всего право справедливости применялось в области гражданских правоотношений. Канцлерский суд не мог отменить решение, вынесенное судом общего права.

Суд справедливости возник как правомочие монарха осуществлять через лорда-канцлера право смягчения суровых судебных решений, ссылаясь на общие принципы права, понятия добра и гуманизма, а не на конкретные прецеденты. Суд лорда-канцлера восполнял пробелы общего права.

Например, канцлер придавал силу обязательству лица управлять имуществом в пользу третьего лица и передавать ему полученные доходы.

При этом не нарушалась норма общего права, согласно которой лицо, получившее имущество в результате передачи (доверия) его другим лицом для управления в интересах третьего лица, становится единственным собственником этого имущества (т.н. доверительная собственность)

Лорд-канцлер вмешивался в рассмотрение дела «во имя справедливости». Он брался за дело только тогда, когда мог применить санкции к ответчику, нарушившему его предписания

Не претендуя на изменение норм, установленных судами, он по ' существу вырабатывал дополнительные нормы, называемые нормами права справедливости.

Был накоплен и систематизирован большой объем типичных случаев, основанных на юрисдикции канцлера, образовался ряд концепций (концепция злоупотребления влиянием и введения в заблуждение и др.

) и институтов (основной из которых — доверительная собственность).

Со временем лорд-канцлер лишился возможности по собственному усмотрению решать дела. Его суд перешёл к решению спора на основе прецедента. Так сложились две параллельные системы прецедентного права, которые имели ряд различий в нормах материального и процессуального права. Со временем это усложнило процедуру судебного разбирательства дел.

Судебная реформа 1873 —1875 гг. (Новый акт о судоустройстве) фактически объединила общее право и право справедливости, канцлерские суды с судами общего права. После 1875 г. нормы общего права и права справедливости стали применяться одними и теми же судьями, при этом прецеденты права справедливости составили органическую часть одного прецедентного права Англии.

В сферу действия права справедливости входили споры о недвижимости, отношения доверительной собственности, дела о торговых товариществах, о банкротстве, наследовании. Предметом общего права стали договорные отношения, институты гражданско-правовой ответственности, уголовно-правовые дела и ряд других.

Принципиального размежевания между ними не произошло. Понятийно-категориальный аппарат у них общий. Происходит взаимное восприятие терминов, понятий, норм, институтов. Причина состоит в том, что суды в Англии имеют общую юрисдикцию, рассматривают разные категории дел (гражданские, уголовные, торговые и т.п.

), заинтересованы в единообразии терминологии.

Структура английского права. Общее право и право справедливости

Основополагающий характер различия. Наиболее элементарным с самых первых шагов в изучении права романогерманской семьи для студента является деление на частное и публичное право. Такое деление отсутствует в английском праве, и, более того, его издавна принципиально не признавали, поскольку в нем видели отказ от идеи о том, что государство и его органы подчинены праву.

Кроме того, для английского студента, изучающего право, основным является то, что совершенно неизвестно романо-германской правовой семье: деление на общее право и право справедливости.

Мы уже видели, знакомясь с историей английского права, происхождение этого деления: право справедливости – это совокупность норм, которые создавались судом канцлера, с тем чтобы дополнять, а иногда и пересматривать систему общего права, ставшую в то время недостаточной.

Сейчас нам надо несколько подробнее рассказать о нормах права справедливости, и в частности показать, как различие между правом справедливости и общим правом сохранило значение до сих пор, несмотря на их “слияние”, оформленное Актами о судоустройстве 1873 и 1875 годов. Это деление и сегодня остается фактически основным в английском праве.

Его можно сравнивать с существующим в романо-германской системе права делением на право публичное и частное в том смысле, что если в этой правовой системе различаются юристы – публицисты и приватисты, то английские юристы делятся на юристов общего права и юристов права справедливости.

Происхождение права справедливости. Необходимо еще раз вернуться к условиям, в которых развивалось право справедливости.

В силу пробелов и недостатков общего права (когда нельзя обратиться в королевские суды, или не было возможности довести до конца процесс, или принималось несправедливое решение) граждане в духе Средних веков имели возможность обратиться за помощью к королю, чтобы он сам, руководствуясь императивами совести, осуществил правосудие либо обязал суд принять справедливое решение.

Король – суверен правосудия – обязан был обеспечить справедливость своим подданным. Его вмешательство было обоснованным в тех случаях, когда иные средства отсутствовали.

Справедливость основывается на праве. Вмешательство канцлера никогда не состояло в создании новых норм права, которые судьи должны были применять в будущем. В этом смысле канцлер не изменял права, которое применялось судами общего права.

Наоборот, канцлер всегда высказывал уважение к этому праву: “Справедливость основывается на праве”– одна из аксиом, провозглашенных канцлером. Однако следовать праву не значит пренебрегать законами морали. И именно во имя последней осуществляется вмешательство канцлера.

Нельзя же было допустить, чтобы складывались ситуации, иллюстрирующие римскую формулу summum jus summa injuria (самый строгий закон есть величайшая несправедливость).

В других странах у судей были способы избежать подобной ситуации; так, они могли запретить злоупотребление правом или же прибегнуть к понятиям публичного порядка или добрых нравов. И все это лежало в рамках общих принципов права.

Английские королевские суды были связаны узкой компетенцией и строгой процедурой и поэтому не имели такой свободы маневра. Отсюда необходимость в специальной юрисдикции, основанной на королевской прерогативе, которая могла бы смягчить жесткость общего права, дополнить его и сделать все это в соответствии с требованиями морали и совести.

Право справедливости и общее право. До 1875 года право справедливости отличалось от общего права пятью фундаментальными параметрами. Его нормы, созданные канцлерским судом, имели иное историческое происхождение, чем нормы общего права, созданные Вестминстерскими судами.

Нормы права справедливости мог применять только канцлер, судам общего права это не дозволялось. Процедура права справедливости, в отличие от общего права, никогда не знала института присяжных. В канцлерском суде можно было просить таких решений, которых не знало общее право.

Наконец, приказ, выдававшийся канцлером в итоге рассмотрения дел, имел дискреционный (действовавший по своему усмотрению) характер.

При всех этих различиях право справедливости после XVII века уже представляло собой собрание настоящих юридических норм, применяемых судом канцлера согласно процедуре и в условиях, которые своим формализмом и тщательной детализацией ничуть не уступали процедуре общего права. В ряде случаев по одному и тому же делу необходимо было вчинить два иска (и суду общего права, и суду канцлера). Например, если одна из сторон хотела добиться исполнения договора в натуре, что возможно только на основе права справедливости, и в то же время возмещения убытков за просрочку исполнения, что возможно только на основе общего права. Такое положение было изменено в 1873–1875 годах. С этого времени все английские суды могли использовать правовые средства, предусматриваемые правом справедливости, и применять нормы общего права.

Таким образом, прежняя двойственность судебной процедуры была ликвидирована: принципы общего права и нормы права справедливости могли быть применены и осуществлены в одном суде в порядке единого иска. В этом смысле и говорят о “слиянии общего права и права справедливости”, проведенном Актами о судоустройстве 1873–1875 годов.

Акты о судоустройстве (1873–1875 гг.).Акты о судоустройстве вовсе не ставили своей целью слияние общего права и права справедливости. Законодатель в 1875 году ограничился тем, что разрешил всем высшим судебным инстанциям рассматривать дела на основе как общего права, так и права справедливости.

Читайте также:  Анкета для визы в италию: описание, образец, инструкция по заполнению

Ведь нормы того и другого, сложившиеся до 1875 года, не противоречили друг другу. С этой даты суды могли применять и те, и другие нормы, действуя таким же образом, как это происходило до 1875 года.

Сложилась ситуация, аналогичная той, которая могла бы возникнуть, например, во Франции, если бы законодатель передал общим судам рассмотрение тех дел, которые отнесены сегодня к компетенции административной юстиции.

В таком случае общие суды соответственно применяли бы к одной категории дел нормы гражданского права, а к другой – административного.

Право справедливости после 1875 года. Таким образом, в принципе Акты о судоустройстве мало что изменили, ограничившись лишь тем, что отныне и общее право, и право справедливости могли применять одни и те же судебные инстанции.

Сразу же возникает вопрос: поскольку процессуальные формы у общего права и права справедливости были различны, то какую из них следовало предпочесть? Были сохранены обе. В Верховном суде, в том виде, как он был организован на основе Актов о судоустройстве, имелись два отделения.

Одно из них – отделение королевской скамьи – действовало по устной и состязательной процедуре общего права; другое – канцлерское отделение – по письменной процедуре, заимствованной из старого арсенала права справедливости.

Ведут дела в этих палатах не одни и те же юристы: по-прежнему есть юристы общего права и юристы права справедливости, а это означает и разные позиции, и знание разных отраслей права.

Различие между общим правом и правом справедливости и сегодня продолжает оставаться важнейшим в английском праве, но следует признать, что это различие существенно трансформировалось, и произошло это благодаря двум важным факторам.

Во-первых, при решении, какому отделению Верховного суда должно быть передано то или иное дело, перестали интересоваться тем, каково историческое происхождение подлежащих применению норм.

Большее значение приобретал иной вопрос, а именно: какую процедуру желательно использовать – общего права или права справедливости.

В результате последнее охватило некоторые новые сферы (как, например, акционерное право), хотя они были регламентированы законодателем и исторически не связаны с юрисдикцией канцлера.

Бывало и так, что канцлерскому отделению поручалось разрешение споров, которое в прошлом входило в общее право. Так произошло, например, с делами о банкротстве, поскольку основное внимание уделялось не характеру поведения банкрота, а необходимости организовать должным образом ликвидацию его имущества.

В итоге различие общего права и права справедливости потеряло тот вид, какой имело в прошлом. Оно стало значительно более рациональным. Право справедливости если и не стало полностью, то проявило тенденцию к тому, чтобы стать совокупностью дел, рассматриваемых путем письменной процедуры, а общее право предстает как совокупность дел, рассматриваемых по прежней устной процедуре.

В наши дни для того, чтобы определить, к сфере общего права или права справедливости относится дело, уже, как правило, спрашивают не о том, санкции какого рода хотят добиться стороны, а о том, к какой отрасли права относится дело.

Общее право включает помимо уголовного договорное право, вопросы гражданской ответственности (правонарушения), и юристы общего права без стеснения применяют здесь такие понятия, как введение в заблуждение, злоупотребление влиянием и др.

, которые были ими интегрированы в общее право, причем никто не вспоминает о том, что они обязаны своим возникновением праву справедливости.

Право справедливости включает, в свою очередь, разрешение споров о недвижимости, доверительной собственности, о торговых товариществах, дела, связанные с несостоятельностью, с толкованием завещаний и ликвидацией наследства.

Некоторые из указанных дел исторически относятся к праву справедливости, для других просто кажется удобнее, чтобы их вели юристы права справедливости по своим правилам и своим методам, а не методами общего права. В настоящее время было бы закономерно говорить не о системе общего права и нормах права справедливости, как это обычно делают, чтобы показать только вспомогательный характер норм справедливости, а о системе общего права и системе права справедливости, каждая из которых включает определенное количество вопросов и характеризуется применением определенной процедуры.

Во-вторых, отношения между общим правом и правом справедливости изменились сразу же после того, как одни и те же судьи стали применять нормы обеих систем. Исчезло соперничество.

Судьи все чаще спрашивали себя, оправдана ли резкая остановка, происшедшая в развитии права справедливости? Они задумывались и над тем, не настало ли сейчас, когда открылась возможность применения норм справедливости, время по-новому взглянуть на некоторые доктрины общего права.

Что касается первого момента, то мнения разделились. Попытки некоторых судей развить принципы права справедливости были сдержанно встречены большинством юристов, полагающих, что такого рода задачи должны осуществляться не судами, а парламентом.

Другая тенденция, наоборот, не встречает критики. Достаточно в качестве иллюстрации вспомнить, как в наше время английские суды расширили условия применения правила о реальном исполнении договора. Это правило стало обычным в обязательственном праве.

Развитие отношений между общим правом и правом справедливости после судебных реформ XIX века шло по пути, который сделал возможной определенную рационализацию английского права. Однако этот процесс не вышел за традиционные рамки и не привел, в частности, к отказу от таких прочно укоренившихся в сознании юристов категорий, как общее право и право справедливости.

Иной характер английского права.Английское право – это не право, изученное в университете, не право принципов. Наоборот, это право процессуалистов и практиков.

Крупный юрист в Англии – это не профессор университета, а судья, вышедший из практиков. Лишь незначительная часть юристов обучалась в университетах, и в XIX веке в стране не было ни одного судьи с известным именем, который имел бы университетский диплом.

Изучение принципов не дало бы этим юристам ничего. В Англии до XIX века главным для юриста было умение найти форму иска, позволяющую обратиться в Королевский суд и избежать тех препятствий, которые готовила на каждом шагу весьма формальная процедура.

Если же процесс начат, можно положиться на присяжных, которые вынесут правильное решение, подтверждающее вашу правоту. Самая большая трудность – возбудить процесс. Для этого надо было все свое внимание обратить на всякого рода препятствия процедурного плана.

С одной стороны, процесс проходит в присутствия присяжных, поэтому необходимо было выработать строгие правила и доказательства, чтобы вердикт невежественных и впечатлительных присяжных был разумным.

Таким образом, процессуальные вопросы выдвигались на первый план для английских юристов.

Во-первых, потому, что эти благоразумные люди хорошо понимали, что быть правым – этого мало для того, чтобы добиться удовлетворительного решения, а во-вторых, потому, что материальное английское право до XIX века было чрезвычайно бесформенным и нечетким. Английское договорное право, в частности, возникло только в XIX и XX веках.

Современное английское процессуальное право. За последнее столетие английская судебная процедура упростилась.

С другой стороны, значительно обогатилось английское материальное право, достигнув такой степени определенности, которая делает его сравнимым с правовыми системами континентальной Европы.

Английские юристы все чаще и чаще появляются на факультетах университетов, чтобы изучить принципы английского права, систематизированные теперь так же, как и принципы различных романских правовых систем. Однако стиль мышления, порожденный вековыми традициями, сохраняется до сих пор.

Например, процедура в судах сохраняется та же, что и в те времена, когда дела слушались с участием присяжных, хотя в настоящее время участие присяжных в делах достаточно редко.

Процесс тщательно готовится, с тем чтобы разногласия сторон были ясно видны и фиксировались вопросами, на которые можно отвечать только “да» или “нет» (так, например, во Франции такой порядок существует только при рассмотрении дела в единственной инстанции, где участвует жюри, – в суде ассизов).

Вся процедура совершается в публичном заседании суда, в ходе которого пункты разногласий должны быть выяснены на основе системы устных доказательств – показаний свидетелей, которых по очереди допрашивают адвокаты сторон.

Досье дела не существует, все должно быть изложено устно в судебном заседании, чтобы присяжные (неграмотные в старину) могли составить свое мнение по делу. Судебное заседание является непрерывным, и решение по делу должно быть вынесено тотчас же, если участвуют присяжные, они должны быть освобождены как можно скорее.

Некоторые доказательства как по гражданским, так и по уголовным делам исключаются, так как они могут произвести нежелательное впечатление на несведущих присяжных (предполагается, что таковые всегда имеются).

Система доказательств английского права весьма обширна и хорошо (некоторые считают, слишком хорошо) технически разработана. В силу всех этих правил судебная процедура в Англии сохранила большее значение по сравнению с ролью процедуры в странах континентальной Европы, особенно в тех традиционных сферах английского права, которые образуют то, что принято называть “правом юристов”.

Образ мышления английских юристов. Надо отметить, что с точки зрения психологической в Англии сохраняется и способ мышления, придающий особо важное значение судебной процедуре.

Юрист континентальной Европы видит в праве принципы социального порядка.

Он оценивает право в свете этих принципов; он говорит о принципах политической свободы, социальных правах, святости собственности и договоров, а практикам оставляет заботу о проведении этих принципов в жизнь.

Английский же юрист – своего рода наследник практиков, – как правило, с недоверием относится к тому, что считает пустыми словами: что стоит какое-либо правовое положение или принцип, если на практике не существует способов для его осуществления? Все внимание английских юристов веками было обращено на судебную процедуру и очень медленно переносится на нормы материального права.

Современное состояние теории общего права и её соотношение с правом справедливости

Общее право – единая система прецедентов, общая для всей Великобритании, наряду с правом справедливости является одной из составных частей прецедентного права, которое имеет главенствующее значение в странах англосаксонской правовой системы.

Сложилась в XIII—XIV веках на основе местных обычаев и практики королевских судов. Главным источником права в системе общего права признается судебный прецедент.

  • С учетом сложившейся в Англии иерархии судебных инстанций действует «правило прецедента», согласно которому: 1) решения палаты лордов (высшей судебной инстанции) составляют обязательные прецеденты для всех других английских судов (но не для нее самой);
  • 2) решения Апелляционного суда составляют обязательные прецеденты для него самого и для всех нижестоящих судов;
  • 3) решения Высокого суда составляют обязательные прецеденты для всех нижестоящих судов; хотя эти решения не являются строго обязательными для различных отделений самого Высокого суда, однако они имеют для них важное значение и, как правило, учитываются ими;
  • 4) окружные и магистратские суды обязаны следовать прецедентам всех вышестоящих судов, а их собственные решения не создают прецедентов.

В настоящее время в Англии резко сокращается сфера применения судебного прецедента, и суды в большинстве случаев выносят решения на основе законодательства. Это не исключает, однако, использования судами в некоторых областях права (например, деликтное право) ссылок на прецеденты, в том числе и относящиеся к XVI-XVII вв.

С введением жесткого принципа прецедента потребовалось регулярное издание отчетов о судебных решениях. В 70-х гг. XIX в. инкорпорированным советом по судебным отчетам стали издаваться ежегодные сборники судебных отчетов, имеющих полуофициальное значение.

Получили распространение также и другие публикации судебных отчетов и решений. Но лишь около 70 % решений палаты лордов и судебного комитета Тайного совета публикуются в судебных отчетах.

Отсутствие официальных сведений о судебных решениях или же их обработка в виде компьютерной базы данных не исключают использования судами (а также практикующими юристами) и неопубликованных решений высших судов.

Положение прецедентного права в современной правовой системе Англии определяется статутным правом. Расширяется круг отношений, который регулируется законодательством. Некоторые нормы прецедентного права также включаются в статуты.

Читайте также:  Декретные мужу: какие положены выплаты, как оформить пособие, какие документы нужны

Крупная реформа уголовного права привела к тому, что многие составы уголовных преступлений получили законодательное закрепление. В гражданском праве многие вопросы решаются и на основе прецедентов, и на основе статутов. Договор может быть признан незаконным как на основе прецедентного права, так и на основе статутного.

Развитие любой области английского права строится на сложном взаимодействии прецедентов и статутов.

Право справедливости – результат судебной деятельности лорд-канцлера: набор правовых принципов, действующих в рамках традиции английского общего права, дополняя строгие правила там, где требование их формального исполнения могло бы быть слишком жёстким. Право справедливости сложилось в Англии к XIV веке.

Его происхождение связано с тем, что из-за строжайшего формализма общего права большинство людей практически не имело возможности подать иск в королевские суды, что заставляло многих (в том числе тех, кто не был согласен с вынесенными судами решениями) обращаться к королю напрямую, прося его о «милости и справедливости». Рассматривал жалобы не лично король, а лорд-канцлер от его имени. Число жалоб было высоким и постоянно росло, поэтому при лорде-канцлере был создан специальный орган с установленным порядком рассмотрения дел, позднее получивший название «Канцлерский суд», также известный как «суд справедливости» (поскольку считалось, что, раз он не зависит от системы общего права, то при вынесении решений руководствуется лишь принципами справедливости). В ходе его деятельности возникли основанные на конкретных случаях — прецедентах — нормы, которые впоследствии сформировали систему права справедливости.

Основные принципы «права справедливости»:

• «право справедливости» — это «милость короля», а не исконное право потерпевшего. На «право справедливости» нельзя претендовать во всех случаях нарушения прав, так как оно зависит от усмотрения суда;

  1. • «право справедливости» не может быть дано в ущерб правам лиц, основанным на «общем праве», если только эти лица не совершили каких-либо неправомерных действий, вследствие которых было бы несправедливым с их стороны настаивать на своих правах;
  2. • там, где возникает коллизия между нормами «права справедливости», действует норма «общего права»;
  3. • там, где возникает коллизия прав по «праву справедливости», следует защищать те права, которые возникли раньше по времени;
  4. • равенство есть справедливость. Тот, кто ищет справедливости, должен сам поступать справедливо;
  5. • «право справедливости» признает приоритет закона, но не допускает ссылки на закон в целях достижения бесчестных намерений и пр.

Например, по нормам общего права в случае неисполнения договора можно только взыскать убытки, причиненные неисполнением. Иск «о принятии на себя», которым защищались договоры, был действительно иском, деликатным по происхождению. Он мог привести только к присуждению убытков.

Во многих случаях этого было недостаточно и сторона была заинтересована в реальном получении того, что ей было обещано по договору. Ни один из исков, принимаемых королевским судом общего права, не позволял добиться такого результата.

Обращаясь же к суду канцлера, можно было получить предписание о принудительном исполнении, в силу которого контрактант обязан был исполнить в натуре принятое им на себя обязательство.

После судебной реформы 1873—1875 гг.

законом о судоустройстве общее право и «право справедливости» были объединены в единую систему прецедентного права, а все английские суды стали применять нормы как общего права, так и «права справедливости».

Но существенные отличия между ними сохраняются до сих пор. По этому закону нормы права справедливости в случае, если они расходятся с общим правом, получили приоритет над общим правом.

Несмотря на то, что после реформы 1873-1875 гг. и до настоящего времени «общее право» и «право справедливости» выступают как единое судейское прецедентное право, полного слияния этих двух систем не случилось. Слияние коснулось в большей степени судебно-организационных и процессуальных норм.

Что касается норм материального права (например, доверительная собственность и др.), то они по-прежнему четко различаются практикующими юристами и самими судьями.

«Право справедливости» и поныне регулирует некоторые институты права собственности и договорного права, в частности доверительную собственность, возмещение ущерба, а также принуждение к исполнению договорного обязательства в натуре, т.е. реальному исполнению.



Блоги / Всеволод Сазонов: Почему английская система права более справедливая?

Английская система права, имеет богатую историю и базируется на сочетании законодательства и судебных прецедентов. Все правовые институты в английском праве рассматриваются через призму прецедента, но законодательные акты тоже понемногу начинают усиливать свои позиции, тем самым ослабляя силу прецедента.

Многовековая история судебной практики сделала английскую правовую систему наиболее привлекательной для бизнес-сообщества.

С каждым годом все больше российских компаний стремятся любым способом вывести возможные споры за пределы РФ и добиться рассмотрения в международных судах, несмотря на негативную оценку такой тенденции со стороны российского правосудия.

При этом, чем строже российская система правосудия относится к различным способам оптимизации бизнеса, тем сильнее российские компании пытаются найти альтернативную систему, зачастую выбирая английское право.

Свои истоки английское право берет того с момента, когда Вильгельм Завоеватель начал править Англией.

К моменту завоевания в Англии не существовало единой правовой организации: не было общеобязательных для всего населения источников права, единой судебной системы, а также централизованной власти, которая могла бы принудительно обеспечить принудительное исполнение правовых предписаний. Единое английское «общее право» (common law) стало образовываться лишь начиная с XII в., когда королевские суды получили преобладание над судами графств, сотен и феодалов.

Своей уникальностью английское право обязано судьям, которые веками выявляя недостатки в правовом регулировании, совершенствовали эту систему права.

Источниками права в английской правовой системе, помимо наднационального законодательства, являются законы, издаваемые Парламентом Великобритании (acts of Parliament), судебный прецедент (case law), а также право справедливости (equity). На сегодняшний день, развитие источников английского права представляет собой борьбу закона и прецедента за верховенство в иерархии.

Нормативную основу английской системы права образуют не нормы закона общего характера, а судебные решения, которые разрешают конкретную ситуацию и, при наличии определенных условий, приобретают силу прецедента, являющегося источником права.

При этом, законы (статуты), за редким исключением, несут дополняющее значение по отношению к прецедентному праву.

В связи с главенствующим значением индивидуальных судебных актов, важное значение в процессе правового регулирования занимают правовые идеи и принципы права.

Структуру английского права составляют общее право, право справедливости и статуты.

Общее право формировалось и развивалось не учеными-юристами в научной среде, а профессиональными юристами – судьями.

Судьи, в отличие от законодателя, не создают решений общего характера, в отношении случаев, которые могут произойти в будущем, а сосредотачивают свое внимание на правильном разрешении конкретного судебного спора.

В отличие от представителей законодательной власти, судьи и суды не подчиняются и не контролируются партийной политикой или идеологией. Благодаря этому суды могут проводить реформы законодательства, которые являются спорными или непопулярными.

  • Общее правопредставляет собой единую для всей Великобритании систему прецедентов, которая, наряду с правом справедливости (law of equity), является одной из составных частей прецедентного права, имеющего главенствующее значение в странах англо-американской правовой системы.
  • Право справедливости представляет собой тесно связанные с «живым правом» английского общества морально-правовые нормы-принципы, которые применяются английскими судьями в частноправовой сфере для дополнения и корректировки норм общего права с целью получения наиболее справедливого решения.
  • Право справедливости состоит из максим, применяются только тогда, когда судьи придут к выводу о разумности и целесообразности их применения в отношении конкретного дела.

Максимы права справедливости носят естественно-правовой характер и основываются на нормах морали и нравственности. Их морально-правовой характер исторически противопоставляется формализму общего права и применяется для достижения наиболее справедливого результата.

Нормы права справедливости выражаются в судебных прецедентах, а не в официальных законах государства (статутах), то есть не являются частью позитивного права (законодательства).

При этом они не носят самостоятельного характера, а лишь дополняют нормы общего и статутного права.

В английской системе права считается недопустимым анализировать содержание норм права справедливости вне контекста общего права.

Важной особенностью применения права справедливости является тот факт, что обращение к нему не является правом истца, а относится к прерогативе суда.

Статутное право составляет законодательство, издаваемое Парламентом.

Процесс толкования статутов английскими судами регламентируется специальными правилами, то есть совокупностью специальных приемов, основное назначение которых состоит в определении тех границ, в рамках которых английские судьи могут чувствовать себя свободно и делать то, что они считают правильным. Не опасаясь при этом, возможных противоречий с законодательной властью.

Применяемые правила толкования оказывают большое влияние на выводы, которые будут сделаны в результате толкования законодательного акта. При этом выбор правила толкования зависит от усмотрения судей, в связи с чем, сложно предвидеть, какой из приемов будет использован по конкретному делу.

Отсутствие замкнутой системы нормативных актов законодательных и правительственных органов, многочисленные пробелы в регулировании ими общественных отношений заполняется судебными решениями.

Таким образом, английское прецедентное право ближе к требованиям общественной морали и справедливости, нежели правовые системы государств романо-германской семьи.

Судьи фактически наделены правотворческой функцией. Это проявляется в том, что с помощью прецедента могут устанавливаться новые положения права, а старые положения с помощью расширительного толкования (ratio) и возможности отклонения прецедента могут быть адаптированы к новым обстоятельствам дела и изменившимся социальным условиям.

Наличие нескольких сотен тысяч прецедентов позволяет сторонам найти наиболее подходящий к их ситуации судебный прецедент и, проанализировав правовое обоснование, сформировать наиболее весомую позицию по делу.

В случае конфликта между общим правом и правом справедливости предпочтение отдается праву справедливости. Таким образом, суд в первую очередь, концентрирует свое внимание на намерениях сторон, а не на формальном применении норм закона.

Все это ведет к стабильности и определенности правовых позиций, которые формируются в результате постепенных эволюционных изменений, что имеет большое значение для участников гражданского оборота.

Одной из важнейших причин притягательности английских судов для иностранных истцов является наличие такого правового института как «всемирный арест активов» ответчика (worldwide freezing order).

Запрет отчуждения активов адресован самому ответчику и, что чрезвычайно важно, обычно сопровождается приказом ответчику о раскрытии информации о его активах по всему миру.

За нарушение приказа может последовать суровое наказание: штраф, конфискация активов или даже тюремное заключение ответчика за неуважение к суду (contempt).

Необходимо отметить, что английские суды могут выпускать такие приказы в связи с судебными разбирательствами, проходящими не только в самой Англии, но и в других юрисдикциях. Кроме того, суд может наложить арест не только на активы самого ответчика, но и на активы контролируемых им компаний, в том числе офшорных.

Таким образом, английское право является одним из наиболее успешных продуктов, экспортируемых Великобританией на внешние рынки. Английская система права воспринимается во всем мире как справедливая и такое восприятие оправдано.

Помимо ценности, связанной с качеством правосудия, английская система права предоставляет широкие возможности по приведению к исполнению своих решений в любой точке мира.

Все эти преимущества, помноженные на недоверие бизнес-сообщества к российскому правосудию, ведет к увеличению числа российских компаний среди участников споров, рассматриваемых английскими судами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *